Добро пожаловать на сайт МБУК "Клинская ЦБС"

Телефон для справок 8-925-268-90-22


 

Дурыманов А.Г.

Дурыманов Афанасий Григорьевич  (18.01.1900-23.11.1941), организатор обороны города Клина, начальник Клинского гарнизона, военком. 13 мая 1942 года с воинскими почестями похоронен  на  Белавинском кладбище.

Афанасий Георгиевич Дурыманов родился в селе Петропавловском Больше-Сосновского района Пермской области. Родители – отец, Егор Евменеевич Дурыманов, мать, Павла Игнатьевна Дурыманова – крестьяне-середняки.  Афанасий окончил Петропавловское 3-х классное начальное училище в 1911 году, в 1912 году поступил в Петропавловское высшее начальное училище.
В марте 1919 года призван в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии (запасной батальон 30-й стрелковой дивизии). Член Союза молодежи с 1918 года, член ВКП(б) с апреля 1919 года.
В июне 1924 года переведен в Можгинский уездвоенкомат  Удмуртской области, до августа 1931 года служил начальником канцелярии, делопроизводителем. Затем следует назначение на должность помощника начальника учетно-мобилизационной части Сталинского райвоенкомата Москвы.  14 марта 1933 года Дурыманов переведен в  штаб Московского военного округа,  13 апреля 1934 года – в Истринский районный военный комиссариат. С 13 октября 1935 года по март 1938 года  А.Г. Дурыманов  - военком в Кунцеве;  с конца 1938 года служит в Управлении  Московского областного мобилизационного округа.
22 февраля 1938 года Указом Президиума ВС СССР А.Г. Дурыманов награжден юбилейной медалью «20 лет РККА».
В Клин Дурыманов прибыл в конце 1939 года в звании  майора административной службы. Всем знавшим его, Афанасий Георгиевич внушал глубокое  уважение. «Это был человек исключительно благородной души» - вспоминает бывший сотрудник горвоенкомата П. Гаврилова.
В первые месяцы Великой Отечественной войны военком Дурыманов провел большую работу по мобилизации  военнообязанных,  подготовке транспорта, эвакуации оборудования с промышленных предприятий, формированию подпольных  партизанских групп и  истребительных батальонов, организовал строительство  оборонительных сооружений под Клином.
С 20 ноября, с началом боев за Клин, исполнял должность начальника Клинского гарнизона. Интендант 11 ранга Дурыманов последним из руководящих работников покидал Клин, увозя архив.
Погиб 23 ноября 1941 года у Дмитровского моста, когда его машину обстреляли фашисты.
13 мая 1942 года со всеми воинскими почестями похоронен в братской могиле на  Белавинском кладбище.
Имя отважного военкома носит улица, где он геройски погиб. Над могилой военного комиссара шефствуют ученики  клинской  гимназии  №1.
В феврале 2005 года, в канун 60-летия Победы в Великой Отечественной войне, на одном из домов улицы Дурыманова  установлена  мемориальная доска в его честь, выполненная  главным художником города  Р. Романенко.
21 ноября 2008 года на здании Клинского военкомата была открыта мемориальная Доска в честь А.Г. Дурыманова. На ней надпись :  « Дурыманов Афанасий Георгиевич. Интендант 2 ранга, военный комиссар Клинского РВК с 1938 года. Погиб в бою при обороне г. Клина 23 ноября 1941 года».

 

Мухина В.И.

Вера Игнатьевна Мухина родилась 1 июля 1889 года в состоятельной купеческой семье. Вскоре после смерти матери отец с дочерью переехали из Риги в Крым и поселились в Феодосии. Там у местного гимназического учителя рисования будущая художница и получила первые уроки рисунка и живописи. Под его руководством она копировала в галерее И.К. Айвазовского картины прославленного мариниста, писала пейзажи Тавриды.

Гимназию В.И. Мухина окончила в Курске, куда после смерти отца ее забрали опекуны.
В конце 1900-х годов молодая девушка едет в Москву, где твердо решает заняться живописью. В 1909 – 1911 годах  Вера Игнатьевна  - ученица частной студии К.Ф. Юона. В эти годы Мухина впервые проявляет интерес к скульптуре. Параллельно с занятиями живописью и рисунком у Юона и Дудина, она посещала студию скульптора-самоучки Н.А. Синициной, находящуюся на Арбате, где за умеренную плату можно было получить место для работы, станок и глину.
От Юона в 1911 году Мухина перешла в студию живописца И.И. Машкова, а в конце 1912 года она уехала в Париж – законодатель художественных вкусов.
В Париже Вера Игнатьевна поступила  в академию Гранд Шамьер, где скульптурным классом руководил Эмиль-Антуан Бурдель. Два года училась русская художница у бывшего помощника Родена. Одновременно с занятиями у Бурделя  Мухина слушала курс анатомии. Дополнила художественное образование молодого скульптора сама атмосфера французской столицы с ее архитектурными и скульптурными памятниками, театрами, музеями, художественными галереями.
Летом 1914 года Мухина возвратилась  в Москву. Начавшаяся в августе первая мировая война в корне изменила привычный жизненный уклад. Вера Игнатьевна оставила занятия скульптурой, поступила на курсы медсестер и в 1915-1917 годах работала в госпитале.
Октябрьская революция возвратила художницу в атмосферу искусства, она участвовала в осуществлении грандиозного ленинского плана монументальной пропаганды. В его рамках скульптор выполнила  памятник И.Н. Новикову, русскому общественному деятелю, публицисту и издателю  ХУ111 века. К сожалению, оба варианта памятника, в том числе и одобренный Наркомпросом, погибли в неотапливаемой  мастерской скульптора суровой зимой 1918 – 1919 годов.
В первые послереволюционные годы Вера Игнатьевна участвовала  и победила в ряде скульптурных конкурсов, она  создала проекты монументов «Революция»  для Клина и «Освобожденный труд» для Москвы. Необычное решение нашла  Мухина в проекте памятника Я.М. Свердлову (1923), известному  как «Пламя революции».
В 20-х годах складывается индивидуальная художественная манера автора. Мухина все больше отходила от аллегоричности и условно-схематических решений. Программной работой скульптора стала двухметровая  «Крестьянка» (1927, гипс, ГТГ). Монументальность форм, акцентированная архитектоника скульптуры, сила художественного обобщения отныне стали отличительными чертами станковой и монументальной скульптуры Мухиной.
Первый авторский отлив 1927 года находится с 1946 года в музее Ватикана в Риме. За это произведение автору присуждена 1 премия на выставке художественных произведений к 10-летнему юбилею Октябрьской революции.
В 1926-1927 годах Мухина преподавала в Московском Высшем художественно-промышленном училище, в 1926-1930 годах – во Вхутеине.
В 1929 году Мухина создала один из  лучших своих памятников – памятник Горькому для города, носящего его имя.  Четким силуэтом читается чуть вытянутая по вертикали фигура писателя, стоящего на берегу родной Волги. Характерный взмах головы довершает созданный скульптором образ «буревестника революции», вышедшего из народа писателя-бунтаря.
В 1930-годах Мухина работает и в мемориальной скульптуре: особенно удачно решено ею надгробие М.А.Пешкова (1935) с вырубленной из мрамора в полный рост фигурой с задумчиво склоненной головой и заложенными в карманы брюк руками.            
В 1936 году Советский Союз начал подготовку к Всемирной выставке «Искусство, техника и  современная жизнь». Автор  многоступенчатого советского павильона архитектор Б.М.Иофан предложил завершить его 33-метровый головной пилон двухфигурной скульптурной группой с эмблемой советского государства – серпом и молотом. Гипсовый эскиз Мухиной, разрабатывавшей эту тему вместе с другими художниками, был признан лучшим. Скульптору, всегда мечтавшему о грандиозных масштабах, предстояло возглавить сложнейшую работу по  изготовлению 25-метровой статуи общим весом около 75 тонн. Скульптурный каркас,  состоящий из стальных ферм и балок постепенно был одет пластинами из хромоникелевой стали.
Посетивший Парижскую выставку Ромен Роллан записал в книге отзывов: «На Международной выставке на берегах Сены два молодых советских гиганта в неукротимом порыве возносят серп и молот, и мы слышим, как из груди льется героический гимн, который зовет народы к свободе, к единству и приведет их к победе».  Изображение скульптуры «Рабочий и колхозница» тиражировалось на плакатах, открытках, нагрудных значках, которые разлетались по всей планете. Имя Веры Игнатьевны Мухиной стало известно всему миру.
С небольшими композиционными изменениями монумент  был установлен перед входом на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку в Москве  в 1939 году.    В Советском Союзе скульптурная группа Мухиной завоевала всеобщее признание и огромную популярность. Знаменитое творение Мухиной стало эмблемой киностудии «Мосфильм».
В 1938 году В.И. Мухину наградили орденом Трудового Красного Знамени, в 1941 году – Сталинской премией.    
Ведущей темой творчества скульптора всегда оставалась прославление духовной красоты советского человека. Одновременно с созданием в монументальной скульптуре обобщенного образа современника – строителя нового мира эта тема разрабатывалась мастером в станковом портрете.    В 30-годы герои портретной галереи скульптора – доктор А.А.Замков и  архитектор С.А.Замков, режиссер А.П.Довженко и балерина М.Т.Семенова. В годы войны портреты Мухиной становятся лаконичнее, все лишние эффекты в них убраны. Меняется и материал: часто  использовавшийся ранее мрамор сменяет бронза. Портреты полковников И.Л.Хижняка и  Б.А.Юсупова (оба  - 1943, бронза, ГТГ), «Партизанка» (1942, гипс, ГТГ) при всей их индивидуальности обладают типичным для советского человека военного времени чертами собранности, решительной готовности к борьбе с врагом.    
В послевоенные годы В.И.Мухина продолжила работать в монументальной скульптуре. С  группой помощников она переводит в бронзу скульптурный проект памятника М.Горькому  И.Д. Шадра  (в 1951 он был открыт на площади перед Белорусским вокзалом в Москве).
В 1954 году, уже после смерти Веры Игнатьевны Мухиной, был отлит и установлен  перед зданием Консерватории в Москве памятник П.И.Чайковскому, над которым она работала в  1948-1949 годах.
Будучи мастером широкого профиля В.И. Мухина оформляла выставки, создавала промышленную графику, проекты одежды и рисунки для тканей, изделия из фарфора, театрально-декорационные работы (эскизы костюмов к «Электре» Софокла в театре Вахтангова, 1944г.).
Умерла Вера Игнатьевна Мухина в Москве 6 октября 1953 года. Похоронили Мухину рядом с покойным супругом на Ново-Девичьем кладбище.

 

 
Дмитриев Ф.Д.
Дмитриев Филипп Дмитриевич (12.10.1910 – 14.02.1945), Герой Советского Союза, уроженец д. Олисово Высоковского района. Ф.Д. Дмитриев родился в семье крестьянина. Получил начальное образование. До призыва в Красную армию трудился электромонтером в коллективе Высоковской прядильно-ткацкой фабрики.

В Красной Армии с 1939 года. Член ВКП (б) с 1939 года. По окончании в апреле 1943 года артиллерийского училища лейтенант Ф.Дмитриев - на фронте: был  командиром огневого взвода 616-го артиллерийского полка 184 стрелковой дивизии (5 армия, 3 Белорусский фронт).  Боевая обстановка ежечасно требовала от 33-летнего офицера  моральных и физических сил. Из сложных ситуаций он всегда выходил победителем.
Убедительным подтверждением стал неравный бой 7 августа 1944 года у хутора Тупики Шакяйского района Литвы. Превосходящая группа фашистских танков и автоматчиков прорвалась к позициям советских артиллеристов. Лейтенант Дмитриев, как всегда был  собран и решителен. В считанные минуты артиллеристы развернули пушки, огневые расчеты, последовательно перенося огонь с одного танка на другой, и уничтожили 7 фашистских бронированных машин, рассеяли пехоту противника. После этой огневой схватки на гимнастерке Ф.Д. Дмитриева к орденам Отечественной войны 2 степени и Красной Звезды прибавились Золотая Звезда Героя Советского  Союза и орден Ленина. В одном из сражений в Восточной Пруссии Филипп Дмитриевич был тяжело ранен и умер 14 февраля 1945 года. Похоронен Ф.Д. Дмитриев в поселке Славяновка Багратионовского района  Калининградской области. Именем Героя Советского Союза артиллериста лейтенанта Дмитриева Ф.Д. названа его родная деревня Олисово бывшего Высоковского, ныне Клинского района.      
Его имя носят также улица и средняя школа города Высоковска.

 

 

Чайковский М.И.

Чайковский Модест Ильич (01.05.1850 – 1916), драматург, либреттист, музыкальный критик, брат и биограф П.И. Чайковского, организатор музея  П.И. Чайковского в Клину.

Модест Ильич Чайковский и его брат-близнец Анатолий родились на Урале, в Алапаевске, 1 мая 1850 года. Через два года в жизни семьи Чайковских случилось горе: от холеры умерла мать, Александра Андреевна Чайковская. Модесту и Анатолию было чуть больше 4-х лет. Фактически с момента кончины матери у Петра Ильича к его младшим братьям возникло чувство ответственности за их судьбу, забота об их воспитании и просто участие. Модест Ильич вспоминал об этом периоде своей жизни так: "Самый мудрый и опытный педагог, самая любящая и нежная мать не могла бы нам заменить Петю Все, что было на душе и в голове, мы могли поверять ему без тени сомнения. Влияние его на нас было безгранично, его слово закон, а между тем никогда в жизни далее хмурого лица и какого-то бичующего взгляда проявление строгости не заходило. И вот мы втроем составили как бы семью в семье. Для нас он был брат, мать, друг, наставник - все на свете". И, словно в награду за это, Модест Ильич впоследствии стал для Петра Ильича Чайковского лучшим его либреттистом, автором либретто двух последних оперных шедевров композитора "Пиковой дамы" и "Иоланты". Он стал хранителем памяти великого композитора, основав в Клину его музей, создав в нем архив, организовывая многочисленные концерты из произведений Чайковского, в том числе и гастроли знаменитого Артура Никиша с исполнением симфонических сочинений Чайковского. Модест Ильич сделал делом своей жизни заботу о творческом наследии своего брата и об увековечивании его памяти. Самостоятельная жизнь Модеста Ильича началась, как и у Петра Ильича, с государственной службы после окончания Училища правоведения. Первое назначение он получил в Симбирск. Затем служил следователем в Киеве и Петербурге. Неудовлетворенность, поиски смысла жизни - все эти проблемы Модест Ильич, как и в детстве, поверял своему старшему брату: "У меня голова кружится от массы лиц, которых вижу. Музыканты, прокуроры, литераторы... То же самое и с занятиями... Данте, Диккенс, Мериме, служба, театр, а все-таки мне скучно, потому, что все это делается не так, как должно. Мне хочется разом всем заняться, везде быть и все знать, поэтому только что берусь за одно, как начинает казаться, что следует приняться за другое, и ни то, ни это порядочно не делаю и этакая безалаберность во всем решительно, при этом все какое-то ожидание чего-то такого, что должно перевернуть все настоящее." Эта разбросанность и некоторая неустроенность Модеста Ильича очень беспокоили брата: "Ты имел несчастье родиться с душой художника, и тебя постоянно будет тянуть в этот мир высочайших духовных ценностей, но так как вместе с чуткостью артистической натуры ты не одарен никаким талантом, - то берегись, ради бога, поддаваться своим влечениям. Помни, что, с другой стороны, ты имеешь все нужные способности, чтобы быть заметным человеком   Модинька, привыкай к мысли, что ты должен служить и добиваться по службе карьеры". Петр Ильич всячески поощрял литературные способности брата и поддерживал его первые самостоятельные опыты на этом поприще. На жалобы Модеста Ильича о трудностях литературной работы рассказывал о собственной творческой работе, призывая к трудолюбию и терпению.

Первым большим и самостоятельным делом жизни Модеста Ильича стало воспитание и обучение глухонемого мальчика Коли Конради. Его родители пригласили 25-летнего Модеста Ильича, предложив предварительно изучить в Швейцарии методику по системе знаменитого сурдопедагога Жака Гугентоблера. Начав занятия с Колей, когда ему было всего 8 лет, Модест Ильич достиг совершенно замечательных успехов. Он фактически был с Колей вплоть до его полного повзросления. Их отношения не прерывались и в последующие годы. Постепенно отношения братьев Петра и Модеста стали не только душевно близкими, как в детстве и юности, но и творческими. Петр делился с Модестом Ильичом своими творческими планами, обсуждал с ним свои замыслы, прислушивался к его предложениям. Так, именно Модесту Ильичу Чайковский рассказал о замысле оперы "Евгений Онегин" и даже изложил предполагаемый сценарий. В письме к Модесту Ильичу он поместил свой поэтический опус, посвященный любимым цветам - ландышам. Как известно, позже композитор Аренский написал на эти стихи Чайковского романс. В тяжелые минуты душевного кризиса, вызванного неудачной женитьбой, когда композитор оставил службу в Московской консерватории и уехал в Европу, он вызвал к себе Модеста Ильича с его воспитанником Колей Конради. Вместе они провели зиму 1878-1879 годов. Первое, что Чайковский сочинил, выходя из депрессии, были 12 пьес для фортепиано, ор.40. Посвящение пьес ор.40 М.И.Чайковскому закономерно, так как именно с ним композитор провел зиму 1877-1878 годов, когда и были созданы эти сочинения. М.И.Чайковский был не только свидетелем их рождения, но и разделил с композитором все тяготы душевных переживаний, которыми так изобиловало это время для Чайковского.

С середины 70-х годов Модест Ильич стал регулярно заниматься литературным трудом. Он писал статьи, рецензии, постепенно начал составлять сценарии для опер, балетов, а также писал прозаические произведения и драмы. Первая пьеса Модеста Ильича "Благодетель" была поставлена в Петербурге в бенефис выдающейся русской актрисы М.Г.Савиной. В дальнейшем в его пьесах играли великая русская актриса М.Н.Ермолова, знаменитая Стрепетова и многие другие. Значительная часть жизни Модеста Ильича была отдана русскому театру. Актеры любили его и охотно играли в его пьесах. Это было не случайно. По собственному признанию Модеста Ильича, театр драматический и музыкальный были его страстью с детства. Он писал в конце жизни: "Однажды в воскресенье после завтрака Петя объявил, что достал ложу (уж одно это непонятное слово мне казалось прелестным!) и что нас возьмут в театр. Нас завили... одели в лучшие рубашки... и в карете повезли в Большой театр. Когда я вошел в нашу ложу третьего яруса и увидел впервые театральную залу, свет ее, великолепие лепных украшений, высота - все поразило меня: я знал, что театр нечто очень приятное, но действительность превзошла ожидания... Я никак не мог понять где же произойдет представление, как вдруг заметил, что огромная стена, расписанная фигурами, двинулась и поднялась... О, восторг! О, невозвратимое счастье! Давали "Жизель"... все исчезло, кроме происходящего на сцене, которое врезалось в память на всю жизнь... Театр стал для меня главнейшим интересом существования. ... Моя страсть доходила до того, что я мечтал умолить отца отдать меня вместо Правоведения в Театральное училище". Как либреттист Модест Ильич был широко известен еще при жизни Петра Ильича. К его услугам прибегали М. Петипа, сочиняя вместе с композитором Минкусом фантастические балеты. После успеха "Пиковой дамы" и "Иоланты" Чайковского к нему стали обращаться многие композиторы. В некоторых случаях он сам предлагал свои либретто музыкантам. Так знаменитый композитор и дирижер Э.Ф. Направник еще в 1893 году начал сотрудничество с М.И. Чайковским по созданию оперы "Дубровский" на пушкинский сюжет. Как известно, эта опера долгое время была репертуарной и шла во многих театрах. Молодому С.В. Рахманинову в том же 1893 году Модест Ильич предложил либретто "Ундины", от которого прежде отказался сам Петр Ильич. Но Рахманинов также не написал оперу на это либретто, однако через несколько лет их творческий союз состоялся. Это была опера "Франческа да Римини". В театральных и музыкальных кругах Модест Ильич пользовался огромным уважением и авторитетом. Интересные страницы воспоминаний о нем находим у многих выдающихся деятелей той поры. Так, С.М. Волконский оставил интересный портрет М.И., относящийся уже ко времени после смерти Петра Ильича: "Не в одной музыке Модест Ильич был авторитет. Я редко встречал человека, более чутко, более полно и более разносторонне понимавшего театр... Он одинаково хорошо знал и русский театр, и французский, и немецкий, и итальянский; и ценно было в его суждениях, что всегда ощущалась традиция, он знал прошлое, и прошлое жило в нем. «...А в вопросах, меня интересовавших, в вопросах актерской техники читки, мимики я не встречал ни в одном театральном деятеле столь ясно и верно осознанной потребности того, чего не достает нашему театру... Когда я думаю о нем, всегда вижу его в Риме, больше, нежели в его милом Клину... Он жил в квартире, в которой некогда жил Мендельсон... Модест Ильич был в сношениях с музыкантами всего мира». А далее Волконский с юмором вспоминал, как часто к Модесту Ильичу обращались дирижеры, которые хотели играть Шестую симфонию Чайковского, убеждая, что именно они знают как нужно играть это сочинение Чайковского. И это говорил каждый, как отмечал С.М.Волконский. Однако Модест Ильич пытался уговаривать каждого играть и другие сочинения своего брата. Да и сам он много делал для того, чтобы публиковались, издавались и исполнялись сочинения Чайковского. Так, им было разработано для посмертных изданий и постановок либретто "Лебединого озера". Им же был изложен сценарий "Щелкунчика".

Между Модестом Ильичем и Петром Ильичем на протяжении всей жизни была очень интенсивная переписка. Сам композитор написал к брату около 700 писем. Почти столько же сохранилось и ответных писем. Однако, приступая к созданию биографии Чайковского практически сразу после его кончины, Модест Ильич должен был еще и собрать материал о жизни брата, чтобы осветить те стороны его жизни, которые ему лично были неизвестны. К такого рода сюжетам относятся темы, изложенные в первых главах книги. Они рассказывают об истории рода, семьи, детских годах Чайковского, что могло быть известно М.И. Чайковскому только из семейных воспоминаний старших по возрасту. Поэтому первые главы книги его трехтомного труда по существу представляют собой в настоящее время важнейший источник сведений о жизни Петра Ильича Чайковского. Создав свой капитальный труд, посвященный жизни Петра Ильича, в самый канун XX века, под конец жизни Модест Ильич начал писать автобиографию, как он сам признавался, не столько, чтобы рассказать о себе, сколько о своем любимом брате, что он сделал в той части этого труда, которая осталась завершенной: "Если когда-нибудь заглянут в эту рукопись, на что я рассчитываю, но почти не надеюсь, - за интерес к моему тусклому существованию, пусть будут вознаграждены тем, что я могу сказать о брате Петре." В 1915 году М.И.Чайковский составил завещание, по которому его детище - Дом-музей Чайковского в Клину - стал общественным достоянием, превратившимся с годами в один из самых выдающихся памятников мировой музыкальной культуры.

 

Радищев А.Н.

Александр Николаевич Радищев (1749 – 1802) – русский писатель и  революционный мыслитель. Он был первым, кто выступил с открытым призывом уничтожить в России крепостное право и самодержавие революционным путем. 

Александр Николаевич Радищев родился в августе 1749 года  в семье помещиков средней руки. Дед его вышел в отставку бригадиром, а отец, Николай Афанасьевич, — офицером гвардии. В двух больших имениях, принадлежавших ему, числилось около 1300 душ крепостных. Первые годы Александра прошли в селе Верхнем Аблязове Саратовской губернии. Стечение благоприятных обстоятельств послужило к тому, что он получил хорошее образование. Русскому языку Александр учился обыкновенным тогдашним способом, то есть посредством часослова и псалтыри.
Однако это домашнее учение продолжалось недолго, в 1757  году Радищев был отдан в дом московского родственника своей матери Аргамакова, человека умного, богатого и просвещенного, бывшего куратором Московского университета. Вместе с детьми своего родственника и другими молодыми людьми он воспитывался под надзором французского гувернера,  пользовался уроками университетских профессоров и учителей. Во время коронации императрицы Екатерины II Аргамаков записал Радищева в пажи и по возвращении двора в Петербург отправил его в столицу, чтобы он продолжал учение в Пажеском корпусе. В качестве пажа Радищев имел возможность наблюдать жизнь двора Екатерины, где бывал часто по должности (тогда пажи служили государыне за столом).
В 1765 году Екатерина II,  видя, что в России в самых важных правительственных местах ощущается недостаток в людях, знающих законы и юриспруденцию, приказала выбрать 12 молодых людей, в том числе и шестерых пажей, для отправки их в Лейпцигский университет. 
Все приготовления были сделаны щедрою рукой, содержание молодым людям назначено более чем достаточное (по 800 рублей на человека в год). Каждый студент имел возможность обучаться, кроме правоведения, любым наукам, к которым имел наибольшую склонность.
Радищев был в числе этих избранных и учился на юридическом факультете. Он слушал философию, подробно изучил латинских классиков, а также занимался медициной и химией. Все эти предметы он знал очень основательно. При глубоком знании законов  имел особенные познания и в литературе.
Позже его сын писал, что Радищев был почти универсальный человек. Из языков он в совершенстве владел французским и немецким, а позже выучил также и английский. Он знал музыку, играл на скрипке, был талантливым танцором, искусным фехтовальщиком, хорошим ездоком и удачливым охотником.
По возвращении в 1771 году в Петербург Александр Радищев и его друг Алексей Кутузов поступили в Сенат на должность протоколистов с чинами титулярных советников. Впрочем, служба здесь продолжалась недолго. В 1773 году Радищев вышел капитаном в штат тогдашнего главнокомандующего в Петербурге графа Брюса и исполнял при нем должность обер - аудита (докладчика по судебным делам).
Это было самое приятное время в его жизни. Начальник любил и отличал его, ввел в лучшее петербургское общество. В эти годы Радищев тесно сблизился с известным издателем и просветителем Николаем Ивановичем Новиковым и перевел для него несколько книг с немецкого и французского языков.
В 1775 году Радищев женился на племяннице своего товарища по Лейпцигскому университету Анне Васильевне Рубановской и вышел в отставку секунд майором. Два года он прожил в своем имении, а также в Москве и нигде не служил.
В конце 1777 года он вновь стал подыскивать себе место и вскоре поступил асессором в коммерц-коллегию, президентом которой тогда был граф Воронцов. Чтобы лучше вникнуть в свои новые обязанности, Александр Николаевич, как он сам вспоминал позже, целый год занимался только чтением журналов и определений коммерц-коллегии, так что вскоре приобрел порядочные познания по всем вопросам. Как всегда, он показывал на новом месте непреклонную твердость характера в защите правовых дел и необычайную честность.
«Все современники отдали Александру Николаевичу справедливость в том, что о совершенно чужд был корыстолюбия…Он мог нажить миллионы, но не нажил ничего и оставил своим детям  небольшое родительское наследство и честное имя», - писали о нем его сыновья.
Граф Воронцов очень высоко ставил мнение Радищева и советовался с ним по всем делам. Вскоре он выхлопотал для него чин надворного советника. В 1780 году Радищева назначили помощником управляющего Петербургской таможней, в апреле 1790 года он стал ее начальником. В 1783 году при родах умерла его первая жена. Это стало для него большим личным горем. «Смерть жены моей погрузила меня в печаль и уныние, -  писал он позже, - и на время отвлекла разум мой от всякого упражнения». Он остался с четырьмя маленькими детьми. В их воспитании и во всех домашних заботах Радищеву стала много и постоянно помогать сестра покойной Анны Васильевны - Елизавета Васильевна Рубановская. Постепенно она сделалась самым близким ему человеком.
Литературно-публицистическая деятельность Радищева началась в 1773 году переводом  для Новикова книги  Г. Мабли  «Размышления о греческой истории».
Радищев  переводит слово despotisme как «самодержавство». В специальном примечании поясняет, что «самодержавство есть наипротивнейшее человеческому естеству состояние...».
Идею о главенствующей власти народа Радищев развивает в трактате «Опыт о законоподданстве», над которым работал в 1780-х годах. Он утверждал: «...соборная народа власть есть власть первоначальная, а потому власть высшая, единая, состав общества основати или разрушить могущая....».  Радищев признавал за народом право свергать неправедную беззаконную власть. «Худое власти народной употребление, — писал он, — есть преступление величайшее...».
Все свободное от службы время Радищев посвящал литературным трудам. Уже в ранних его сочинениях видно глубокое влияние французских просветительских идей, причем влияние не внешнее, умозрительное (как это часто бывало в то время), а глубокое, усвоенное сердцем и всей его горячей натурой. Радищев обладал обостренным чувством врожденной справедливости. Его возмущало и приводило в негодование всякое проявление деспотизма и рабства, любое злоупотребление властью или ущемление прав личности. Легко понять, каким странным и необычным должен был казаться этот страстный поклонник свободы в России, где самодержавие и крепостничество были официально признанными государственными институтами и глубоко укоренившимися явлениями. Однако долгое время, пока Радищев выражал свои взгляды отвлеченно и без связи с русской действительностью, в них не видели большой беды. Говорить о свободе в России до начала Французской революции было даже модно, и среди высшего русского общества можно было найти много искренних поклонников Руссо и Вольтера. Репрессии и преследования постигли Радищева только после того, как вместо отвлеченных материй он обратился к конкретным образам русской жизни : изобразил рабское состояние русских крепостных, с негодованием обрушился на помещиков - душевладельцев и связал слово «деспотизм» с русской монархией. Тогда в его горячей проповеди свободы сразу увидели крамолу и угрозу для государства.
В 1783 году Радищев закончил Оду «Вольность»,  первое произведение русской революционной поэзии.
В 1789 году выходит в свет автобиографическая повесть Радищева «Житие Ф.В. Ушакова»
В 1789 году он приобрел печатный станок, шрифт и устроил в своем доме типографию. Именно здесь была напечатана главная книга Радищева - «Путешествие из Петербурга в Москву», над которой он работал с 1785 года.
Внешняя канва этого сочинения представляет собой записки некоего путешественника, который едет на перекладных из Петербурга в Москву. В соответствии с этим каждая из двадцати пяти глав имеет название какой-нибудь станции на дороге между  городами. Но путевые заметки только внешний прием. Фактически жанр «дорожного романа» дал Радищеву возможность по ходу путешествия обращаться к самым разнообразным темам русской жизни. Причем сцены, которые видит сам путешественник, перемежаются с рассказами встреченных им людей и с чтением найденных им в дороге рукописей, забытых или потерянных проезжими. Все это предельно расширяет круг описываемых явлений и в целом создает мрачный образ обездоленной и бесправной России, страны, где главенствует произвол и торжествует право сильного. Так, в главе «Медное» помещен проникнутый негодованием рассказ о продаже с аукциона семейства крепостных;  в главе «Торжок» читаем рассуждение о цензуре, давящей свободное слово; в «Любани» и «Пешках» очень наглядно изображен надсадный труд и убогая нищета крепостных крестьян; в главе «Новгород» дан портрет жадного до прибыли купца, готового пойти ради наживы на любой обман  и т.д.
Почти в каждой главе встречаются гневные и необычайно сильные нападки на крепостнические порядки. В главе «Зайцево» помещен рассказ об убийстве крестьянами мелкого помещика, жестоко их угнетавшего. В главе «Городня» изображены злоупотребления во время рекрутских наборов. В главе «Спасская полесть» под видом фантастического сна помещен рассказ о царе, с глаз которого вдруг спало бельмо и который с ужасом увидел царящие вокруг его трона произвол и беззаконие (по сути, это очень ядовитая сатира на все царствование Екатерины II).
Но в книге была не только критика - во многих главах помещены были проекты и предложения по исправлению общества. Так, в главу «Выдропуск» Радищев включил проект полного уничтожения придворных чинов, поскольку людей, которые обслуживают царя, нельзя даже приравнять к тем, кто служит отечеству. В «Хотилово» изложен проект постепенной отмены крепостного права.  Однако сам автор, кажется, не очень верит в силу своих рецептов и возлагает надежду только на очистительную силу народного восстания. «О, если бы рабы, тяжкими узами отягченные, - восклицает он, - яряся в отчаянии своем, разбили железом, вольности их препятстсвующим, главы наши, главы бесчеловечных своих господ, и кровию нашею обагрили нивы свои! Что бы там потеряло государство? Скоро бы из среды их исторгнулися великие мужи для заступления избитого племени, но были бы они других о себе мыслей и права угнетения лишены». В целом книга должна была оставлять у тогдашних читателей тягостное впечатление. Еще никогда русская действительность не была показана в столь неприглядном виде, и никто до Радищева не предлагал столь радикальных методов для ее исправления.
«Путешествие» было закончено в декабре 1788 года. Цензурное разрешение на издание рукописи Радищев получил в июле 1789 года. В начале следующего года он приступил к печатанью книги. Всего отпечатано было не более 650 экземпляров, разошлось около 100.
В мае 1790 года на Суконной линии Гостиного двора Петербурга, в лавке купца Зотова, появилась небольшого формата книга в мягком переплете. У купца было не более 50-ти экземпляров, продавалась книга всего две недели, но этого оказалось достаточным, чтобы о ней заговорил весь Петербург. Одну книгу купил камер-паж Екатерины II Балашов. Так книга попала к императрице и повергла ее в величайшее негодование.
Екатерина II расценила автора как «бунтовщика хуже Пугачева». Она распорядилась немедленно найти Радищева. Началось следствие. Радищев узнал об этом и поспешил сжечь оставшийся у него тираж книги. Однако это уже не смогло отвратить от него неминуемой беды.
30 июня его арестовали и заключили в Петропавловскую крепость. Дело не могло быть трудным, поскольку все крамольные мысли автора были ясно высказаны в его книге. Уже 24 июля Уголовная палата постановила подвергнуть Радищева смертной казни, а книгу изъять и уничтожить. В сентябре императрица заменила это наказание десятилетней ссылкой в Илимский острог. Для Радищева настала пора тяжелых испытаний.
Первые три месяца на пути к месту своей ссылки он прошел закованным в кандалы. Затем пришел указ от императрицы расковать его. В Тобольске Радищева догнала Елизавета Васильевна Рубановская, решившаяся ехать вслед за ним в Сибирь. Вместе с ней были два маленьких сына Радищева. Приезд свояченицы очень обрадовал его. «Я буду жить, а не прозябать», — писал он по этому поводу. Будущее уже не казалось ему безнадежным. Действительно, в Илимске Радищеву предоставили совершенную свободу, и он получил возможность с удобством устроить свою жизнь. Слуг при нем было восемь человек. Для ссыльного был приготовлен дом с пятью комнатами и многими службами: кухней, людскими, сараями, погребами и прочим. Но имея достаточно денег, Радищев сразу начал строить новый дом в 8 комнат, который был закончен с помощью плотников, присланных губернатором.
В Илимске у Радищева был большой кабинет и библиотека. Он тотчас купил несколько коров, двух лошадей, разнообразную птицу и огородные овощи. В ссылке он продолжал вести очень деятельный образ жизни — вставал рано, много читал и писал.
В годы ссылки он написал философский трактат «О человеке, его смерти и бессмертии», политико-экономическое сочинение «Письмо о китайском торге», а также «Сокращенное повествование о приобретении Сибири».
Радищев выписывал несколько столичных и иностранных журналов и находился в курсе всех новостей. В свободное время он много занимался химическими опытами. Сам учил детей истории, географии, немецкому и французскому языкам, летом много охотился и любил плавать в лодке по реке Илим. Личная жизнь его также сложилась благополучно. В Сибири Радищев женился на Елизавете Васильевне, которая родила ему в последующие годы троих детей.
Николай Александрович Радищев, сын писателя писал об отце : « Александр Николаевич был нрава прямого и пылкого, все горести сносил с стоическою твердостью, никогда на изгибался и был враг лести и подобострастия. В дружбе был непоколебим, а оскорбления забывал скоро, честность и бескорыстие были его отличительными чертами. Обхождение его было просто и приятно, разговор занимателен».
После смерти Екатерины II  государь Павел I разрешил Радищеву возвратиться из ссылки и жить в своих имениях. В феврале 1797 года Радищев оставил Илимск.  В дороге ждало его страшное несчастье - Елизавета Васильевна простудилась, слегла и умерла вскоре после приезда в Тобольск. Овдовев во второй раз, один с детьми Радищев летом 1797 года прибыл в свое село Немцово. Здесь он жил безвыездно вплоть до смерти Павла I.  Занимаясь хозяйством, он не забывал и литературных трудов - написал поэму «Бова» в 12-ти песнях, а также несколько статей.
По вступлении на престол императора Александра I  Радищеву были возвращены прежнее звание коллежского советника и совершенная свобода. Он тот час уехал в Петербург, где император, задумывавший глубокие реформы русского общества, определил его членом Комиссии по составлению законов.
Александр Николаевич  горячо отдался составлению проекта нового «Гражданского уложения». Мысли, которые он старался отразить в своем проекте, были следующие: 1) все состояния равны перед законом; 2) табель о рангах уничтожается; 3) запрещение пыток при следствии; 4) веротерпимость; 5) свобода слова; 6) отмена крепостного права; 7) замена подушной подати поземельным налогом; 8) свобода торговли. В перспективе он говорил о введении в России конституции.
Его взгляды ни в коей мере не совпадали со взглядами председателя Комиссии графа Завадского.  Граф   сказал ему однажды: «Эх, Александр Николаевич, охота тебе пустословить по-прежнему, или мало тебе было Сибири». Слова эти, по свидетельству сыновей Радищева, произвели на их отца чрезвычайное впечатление. Он вдруг сделался задумчив, стал беспрестанно тревожиться и был постоянно в дурном расположении духа.
Близкие знакомые стали замечать за ним странности, свидетельствовавшие о начале душевной болезни. 11 сентября 1802г. Радищев неожиданно для всех принял яд (крепкую кислоту). Все попытки спасти его оказались безуспешны,  в тот же день он скончался.
В 1806-1811 годах вышло в свет «Собрание сочинений, оставшихся после покойного А.Н. Радищева» в 6-ти частях. В него не вошли запрещенные произведения: «Путешествие из Петербурга в Москву» и другие. Запрет на крамольную книгу был снят только в 1905 году. Говоря о влиянии «Путешествия…» на умы  и сердца людей, президент Российской Академии наук, княгиня А.Р. Дашкова  отмечала, что эта книга -  «набат революции».
Идеи Радищева оказали значительное воздействие на А.С. Пушкина, декабристов, А.И. Герцена, на все последующие поколения революционеров.
А.С. Пушкин в статье «Александр Радищев» писал : « …Если подумаем, какие суровые люди окружали еще престол Екатерины, то преступление Радищева покажется нам действием сумасшедшего. Мелкий чиновник, человек безо всякой власти, безо всякой опоры, дерзает вооружиться противу общего порядка, противу самодержавия, противу Екатерины! Радищев один. У него нет ни товарищей, ни соумышленников…Поступок его всегда казался нам преступлением, ничем не извиняемым, а «Путешествие из Петербурга в Москву» весьма посредственною  книгою; но совсем тем не можем в нем не признать преступника с духом необыкновенным… действующего с удивительным самоотвержением и с какой-то рыцарской совестливостью».
Н.В. Луначарский на открытии памятника Радищеву в 1918 году в Петербурге сказал: « Революция звала его своим гремящим голосом, и – верный сын и ученик ее – он ответил… Екатерина была  права, когда она всполошилась, Екатерина была права, признав Радищева мятежником. Он был им, и в том его немеркнущая слава».
Имя А.Н. Радищева тесно связано с Клинским краем.
В Клинском уезде жили предки Радищева. Двоюродный дед А.Н. Радищева, Глеб Прокофьевич Радищев был клинским воеводой в 1732 -1733 годах.
Дед писателя, Афанасий Прокофьевич  Радищев, в середине ХVII века владел несколькими участками клинской земли. Он служил в «потешных войсках» Петра I, затем стал денщиком императора.
По архивным документам 1767 года отец писателя, Николай Афанасьевич Радищев, владел селом Введенское и деревнями Гончаково и Языково  Клинского уезда.
Клинчане гордятся, что  городу  Клин  русский писатель-революционер посвятил одноименную главу своей замечательной книги «Путешествие из Петербурга в Москву». Это рассказ о судьбе простого жителя города, старого слепого солдата.
Имя А.Н. Радищева носит одна из улиц города.

 

Тябликов С.В.

Тябликов Сергей Владимирович (07.09.1921 – 17.03.1968), российский физик-теоретик, доктор физико-математических наук, специалист по статистической механике и теории твердого тела.
Уроженец города Клина.

В 1944 году с отличием окончил физический факультет МГУ. Поступил в аспирантуру при кафедре теоретической физики МГУ к А. А. Власову. Вскоре стал работать под руководством переехавшего в это время в Москву Боголюбова. С 1947 года до конца жизни работал в Математическом институте АН СССР (МИАН). С 1962 года — заведующий отделом статистической механики МИАН. Кандидат физико-математических наук (1947); кандидатская диссертация посвящена теории кристаллизации. Доктор физико-математических наук (1954, МГУ). Тема докторской диссертации: «Исследования по теории поляронов». В начале своей научной деятельности, в аспирантуре, занимается теорией кристаллизации. В кандидатской диссертации использует такие методы, впоследствии прочно вошедшие в обиход теоретиков, как метод диагонализации билинейных по бозе- или ферми-операторам форм. После защиты диссертации занимается исследованием задачи о взаимодействии частицы с квантовым полем, возникающей при изучении различных проблем физики конденсированных сред, включая теорию поляронов, задачу о влиянии примесей на энергетический спектр сверхтекучей жидкости и т. д. Активно участвует в разработке таких впоследствии получивших широкое использование методов расчета, как операторная форма теории возмущений, метод приближенного вторичного квантования, адиабатическое приближение в задачах с трансляционной инвариантностью и др. В дальнейшем развитые им в это время идеи и методы сыграли важную роль в разработке теории многих частиц. Завершением этого этапа работ С. В. Тябликова стала его докторская диссертация «Исследования по теории поляронов», блестяще защищенная в 1954 году в Московском университете. В 1948 году совместно с  Боголюбовым разработал последовательную математическую теорию «полярной» модели металла. Тогда же построил первую последовательную квантовомеханическую теорию магнитной анизотропии. В дальнейшем квантовая теория ферромагнетизма и антиферромагнетизма занимает в его исследованиях ведущее место. Особенно важные результаты в теории ферромагнетизма С. В. Тябликов получил после появления метода температурных квантовых функций Грина, существенно усовершенствованного им в совместной работе с Боголюбовым. С. В. Тябликов является одним из авторов первой книги, в которой был последовательно изложен метод функций Грина. Ему впервые удалось получить в рамках единой микроскопической теории температурную зависимость магнитной восприимчивости ферромагнетика в широком интервале температур, охватывающем как область практически полного насыщения, так и область, близкую к точке Кюри и выше. Многочисленные результаты, полученные в последующей серии работ С. В. Тябликова и его сотрудников, составили основу его монографии «Методы квантовой теории магнетизма». В этой книге была впервые с единой точки зрения изложена современная строгая теория ферромагнетизма.

 

 

 

Зверев А.Г.

Зверев Арсений Григорьевич  (19.02.(02.03)1900 – 1969), министр финансов СССР, уроженец д. Тихомирово (Негодяево) Клинского уезда. Родился в бедной семье рабочего и крестьянки, в которой было тринадцать детей. Он был шестым ребенком. Арсений, после долгих хлопот отца, поступил в двуклассное училище Министерства народного просвещения с пятилетним курсом обучения. Учился мальчик очень хорошо. Когда Арсений окончил школу, священник, преподававший уроки закона божьего, был готов дать ему рекомендацию в семинарию. Попасть в семинарию было ещё труднее, чем в училище, но она открывала путь к интеллигентному труду. Поэтому отец, равнодушный к вере, решил уговорить Арсения поступить в семинарию и в дальнейшем работать учителем. Но мальчик отказался. И Арсений по примеру старших в 1912 году, когда ему было всего двенадцать лет,  поступил на работу на Высоковскую фабрику, чтобы помочь семье. В 1916 году на фабрике забастовало более пяти тысяч рабочих. Эта стачка была всеобщей и началась она в проборном цеху, где работал Арсений Зверев. Администрация фабрики вызвала из Клина полицию. Рабочим грозили лишением отсрочки от призыва в армию. Испугавшись этой угрозы, некоторые рабочие встали к станкам. Арсения на работу не приняли. «Так закончилась моя карьера высоковского проборщика», - писал он в своих воспоминаниях. Два месяца Арсений жил дома, помогал матери по хозяйству. А когда грянула февральская революция, он уехал в Москву. А. Звереву удалось с помощью земляков устроится на Трехгорную мануфактуру. В 1918 году А.Г. Зверев добровольцем вступил в Красную Армию. Служил  в 1-м запасном полке. Член партии с 1919г. В 1920 г. поступил в оренбургское кавалерийское училище. Весной 1921 года, после окончания училища, Зверев был направлен командиром взвода в 14-ю Отдельную кавалерийскую бригаду. Сначала бригада боролась с бандитами в Самарской губернии, затем в Тамбовской губернии подавляла мятеж Антонова. В марте 1922 года Зверев попал в ЧОН, действующую как заслон вдоль польской границы на участке Минск-Столбцы. В августе 1922 года ЧОН расформировали, и А.Г. Зверев демобилизовался, унося «…с собой «на память» … рану от бандитской пули и боевой орден». В Народном комиссариате просвещения А.Г. Зверева дали направление в Клин. В Клину Зверев был назначен секретарем агитационно-пропагандистского отдела уездного комитета РКП(б). В 1923 году А.Г. Зверев был назначен старшим уездным инспектором по продовольственным заготовкам. Когда в Московском губфинотделе узнали, что Зверев клинчанин, его направили работать заместителем заведующего финотделом в Клин. План первой пятилетки предусматривал сооружение в стране 518 крупных предприятий. Клинский уисполком, председателем которого в то время был А.Г. Зверев, доказывал необходимость возведения в Клину большого завода. В 1929 году Арсения Григорьевича перевели в Москву. Он получил направление на учебу в Ленинградскую финансовую академию. Но по партийной мобилизации, проведенной ЦК ВКП(б), Зверев отправился в Смоленск, затем он работал на Брянщине заведующим окружным финансовым отделом. Сдав дела, поехал по партийной путевке в столичный финансово-экономический институт. В 33 года он получил высшее образование, несколько лет находился на ответственной партийной работе в Москве. С 1938 по 1946 гг. Арсений Григорьевич – народный комиссар финансов СССР, а с 1946 по 1960 гг. он являлся министром финансов СССР. Зверев руководил государственными финансами в годы Великой Отечественной войны, обеспечивая необходимые средства для организации военного производства. За заслуги перед Родиной А.Г. Зверев был награжден четырьмя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, орденом Красной Звезды. Он многократно избирался депутатом Верховного совета СССР. А.Г. Зверев  похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Как новатор-экономист, он вел большую научно-исследовательскую и преподавательскую работу в области финансов. Уже в последние годы жизни Арсений Григорьевич защитил докторскую диссертацию, стал профессором Всесоюзного заочного финансово-экономического института. Его перу принадлежат многочисленные научные труды. И, конечно, несомненный интерес вызывают «Записки министра», в которых А.Г. Зверев рассказал о своей яркой и большой жизни.

 

Васнецов А.М.

Васнецов Аполлинарий Михайлович (06.08.1856 – 1933), русский художник. В течении пятнадцати лет (с 1903 по 1917 год) в летние месяцы проживал в с. Демьяново Клинского уезда в усадьбе  В.И.Танеева.  

Аполлинарий Михайлович Васнецов родился  в семье священника, в селе Рябове Вятской губернии (ныне Кировской области). В 1866-72 годы учился в Вятском духовном училище. Страсть к рисованию, проявившаяся очень рано, и пример старшего брата В.М. Васнецова (1848-1926) позволили ему безошибочно определить свое призвание.Первым учителем будущего художника был брат, позднее наставником  Аполлинария стал польский художник Э. Андриоли, сосланный в Вятку за участие в восстании 1863 года. В 1872 году юный художник переезжает в Петербург, где под руководством брата готовится к поступлению в Академию художеств. В 1880-1890-е го-ды жил в Петербурге, помещал свои рисунки в журналах «Живописное обозрение», «Всемирная иллюстрация» и др. Учился у В.Д. Поленова, И.Е. Репина. Начало коллекции художника в Третьяковской галерее положил приобретенный в 1883 году П.М. Третьяковым пейзаж «Серый денек». В 1880-1890 годах путешествовал по Северу и Уралу. В 1898 году отправился во Францию, Италию, Германию знакомиться с западноевропейским искусством.
Член Товарищества передвижников, один из организаторов «Союза русских художников» (1903). С 1900 года академик Петербургской Академии худо-жеств. С 1918 года возглавлял Комиссию по изучению старой Москвы.
Жизнь А.М. Васнецова была тесно связана с Подмосковьем. Осенью 1920 года он жил и работал в
«Захарьино» (с. Куркино, ныне Химкинского района),проводил лето на даче у брата в Ахтырке (ныне Сер-гиево-Посадский район), часто навещал известного мецената С.И. Мамонтова в Абрамцеве (Сергиево-Посадский район). В Подмосковье зарождается интерес художника к древнерусской архитектуре, он рисует старую Москву, древние города Подмосковья : Дмит-ров, Коломну, Серпухов, создает серию акварелей на тему «История культуры Московской области» для Московского областного краеведческого музея (1918-1930гг.). В Абрамцеве, у Мамонтова, началось приобщение живописца к театру, он начал писать декорации к домашним спектаклям.
Значительный след в творчестве  Васнецова оставило ежегодное, в течении пятнадцати лет (с 1903 по 1917 год) пребывание в летние месяцы в селе Демьяново под Клином, усадьбе В.И. Танеева, брата композитора С.И. Танеева. Аполлинарию Михайловичу нравились разнообразные живописные виды окрестностей Демьянова : просторные поля и пахучие
луга, березовые перелески и сверкающая на солнце река – Сестра, даже мрачные еловые леса, нравилось собиравшееся там светское общество. Особенно близок он был в В.И. Танеевым и К.А. Тимирязевым. В Демь-янове сделано более трехсот этюдов с натуры, только больших этюдов, по словам автора, более сорока, среди них : «Сумерки в поле», «Царский пруд», «В тени лип», «На погосте», «Осинник в лесу», «Осенью в парке». Демьяновские этюды интимны, созданы «для души».
Художник писал: «И всласть поработал я в нем [Демьянове]… Демьяново учило меня писать, и эти 5-6 лет работы здесь все-таки не прошли даром… Писать, писать с натуры, пока глаза видят и руки держат кисть…».
Живописец, историк, археолог, Аполлинарий Михайлович здесь же сделал доклад «Об осмотре церкви Успенской в Клину в 1909году».
В 1965 году в Москве открылся мемориальный Музей-квартира А.М. Васнецова. В 1992году областной
художественный музей в Кирове стал носить имя В.М. и А.М. Васнецовых. Так увековечена память о художнике в столице и на родине живописца. В Демьянове пока ничто не напоминает о его пребывании на Клинской земле. Хочется верить, что с восстанов-лением усадьбы, которое взято под контроль Минис-терством культуры Московской области, память о великом  русском художнике будет увековечена должным образом.

 

 

Корсаков В.В.

Корсаков Владимир Васильевич (15.07.1923 - ?), Герой Советского Союза.

Родился в деревне Княгинино Клинского района Московской области. Окончил н/среднюю школу, школу ФЗУ и курсы шоферов. Работал шофером.

В Красной Армии с декабря 1941 года. В августе 1941 года вступил в народное ополчение. В составе Ново-Петровского партизанского отряда участвовал в боях под Москвой. В 1944 году окончил  Камышинское танкотехническое училище.

Командир танка 47-й гвардейской танковой бригады (9-й гв. танковый корпус,  2-я гв. танковая армия, 1-й Белорусский фронт) гвардии младший лейтенант Корсаков отличился 15-18.01.1945 года в наступлении с магнушевского плацдарма на Висле, смело и решительно действуя в разведке в районе городов Мщонув, Жирардув, а затем при захвате вражеского аэродрома в районе города Сохачев (западнее Варшавы). Первым ворвался в город, где уничтожил два танка и несколько орудий противника.

Звание Героя Советского Союза В.В. Корсакову было присвоено 24.03.1945 года. Награжден также орденом Ленина, Отечественной войны 1 степени, медалями, иностранными орденами и медалями.

После войны В.В. Корсаков – в запасе. В 1951 году окончил лесотехнический институт. До 1983 года работал в Министерстве лесной и деревообрабатывающей  промышленности. Владимир Васильевич Корсаков – Почетный гражданин польского города Сохачев. Его именем названа одна из улиц города.

 

 


 

Бессонов В.В.

Клинский  поэт Владимир Викторович Бессонов родился 7 января  1939 года  в Темкинском  районе Смоленской области на реке  Воре в  селе  Павловское.

Детство прошло в деревне Левкино, так как село  Павловское было сожжено фашистами дотла. Отец поэта, Виктор Петрович Бессонов, был директором Булгаковской школы. У отца была  бронь,  его не взяли на финский фронт. В 1939 году бронь была снята, отец  уехал в Могилев, где стал курсантом Могилевского пулеметно-стрелкового училища № 2.  Закончил   училище  в 1941 году.
18 июня 1941 года  Виктор Павлович получил назначение в  Полоцк, пригласил семью приехать к нему, но  внезапно началась  Великая Отечественная война.
Маленькому Владимиру отец запомнился молодым, в форме  лейтенанта  и  в офицерской  фуражке. Больше известий от отца не было.  Он пропал без вести.
Мать поэта, Ольга Ивановна Бессонова (Сорокина),  была  уроженкой села Новое  Левкино  Медведевского сельского совета Темкинского района Смоленской области. Она работала учительницей начальных классов в Булгаковской школе, где и  познакомилась с отцом. Война в одночасье разрушила жизнь Бессоновых -  Виктор Петрович  на фронте,  его семья в фашистской оккупации.  
Владимиром Бессоновым пережиты и голодное детство, и фашистская неволя. Немцы хотели угнать сельчан в Германию. Бессоновым чудом удалось спастись.
Затем семья жила  на   родине   матери,  в Левкине. Смоленщина освобождалась от фашистской  нечисти.
В 1958 году Владимир Викторович закончил 120-ю   среднюю школу города  Куйбышева. Трудовую деятельность начал в 1958 году. Был учеником оператора   на   9-ом  ГПЗ города Куйбышева, служил в рядах Советской Армии. С 1961 по 1965 гг. учился в Куйбышевском  педагогическом институте.
Педагогическую деятельность Владимир Викторович  начал  с  1965 году  в  Дубово-Уметской средней школе Волжского района  Куйбышевской  области в качестве учителя  русского языка.
31 декабря 1965 года стал семейным человеком. Его жена, Надежда Федоровна,  работала сборщицей на ракетном заводе в Куйбышеве, а после знакомства   с  Владимиром Викторовичем поступила в  педагогическое училище.  Окончила училище,   работала учителем  начальных классов.  В октябре 1966 года  у Бессоновых  родился сын Дмитрий, а  в 1972  году  -  дочь  Ирина.
С 1967 года  Владимир Викторович занимался   организацией  внеклассной работы. В 1968 году отмечен приказом  министра просвещения   РСФСР  А. Данилова как самый первый из организаторов внеклассной работы.
В 1975 году  В.В. Бессонов сдал кандидатский экзамен при АПН СССР.
Семья переехала в подмосковный Клин.  В  Клину Владимир Викторович   работал  директором Донховской  сельской школы. В 1979 году был переведен  в школу № 10, а в 1985 году стал директором  Зубовской  вспомогательной школы.
В 1995 году  Владимир Викторович  ушел на пенсию. В.В. Бессонов – «Отличник просвещения  РСФСР», награжден  двумя  медалями.
Творчеством Владимир Викторович занимается с 1958 года,  считая  это своей  потребностью к самовыражению. С 1959 года он был внештатным корреспондентом ряда армейских газет в  Куйбышевской области.
Первое  стихотворение  поэта было опубликовано  в 1960 году в газете  «По слову  Родины» Белорусского военного округа.
В.В. Бессонов принимал  участие в выпуске  четырех сборников  клинских поэтов: «Узнаю тебя, жизнь»,  «Провинциальный  оркестр»,  «Родник»,  «Сюрприз».  В двух  альманахах   «Надежда»  был редактором.
Вышли в свет и авторские  сборники  Владимира Викторовича: «Звуки памяти» (2001г.),  «В орбите человеческого сердца» (2003г.),  «Своей судьбе не изменю  и  изменить не пожелаю» (2003г.),  «От юности и до седины» (2005г.),  «Думы на чело  морщинами  ложатся» (2007г.).
Владимир Викторович автор многоплановый.  Разнообразна тематика его стихотворений.
Глазу поэта открывается то,   на что обычный человек  не сразу обращает внимание. Простые, на первый взгляд, предметы вдруг внезапно оживают, начинают играть всеми гранями и оттенками смыслов, и  постепенно превращаются в образы.
Одна из центральных тем творчества поэта – любовь к Отечеству:
«Родина – это пламя в крови.
Родина – это соль земли.
Родина – это плач  матерей
О судьбе своих кровных детей.
Родина – это полынь
И небес бездонная синь.
Родина – аиста плавный полет,
Родина – посыл отца на взлет.
Родина  - это мать.
И любимой  воздушная  стать.
Родину не сочинить.
Не пропеть, не продать, не купить!»
Образ Родины для него – это и златоглавая Москва, и величавая Красная площадь, и милая сердцу Смоленщина, и
менделеевское  Боблово,  и ставшие родными улицы и уголки  Клина.  
« Я оттуда, где рожь и рябина.
Шелестят, как родные сестры.
С подмосковного  города Клина,
Где луга разноцветьем  пестры»                                        
«Я из края алмазного вышел» - таким ярким эпитетом выражает В.В. Бессонов  безмерное чувство любви  к дорогим местам своего детства. Воспоминания о родной деревне согревают поэту душу, даю  т новые силы для жизни. Вот как пишет он о родных деревенских местах:
«Из деревни я  приехал, из деревни
Деревенскую поэзию привез,
Где девчата, словно лебеди-царицы,
Распрекраснее  волшебных дивных роз».     
Автор  размышляет о  многих событиях современной жизни. Он сравнивает прошлое и  настоящее России, рассуждает о том, ради чего вообще человек приходит на этот свет.
Военная тема в  поэзии В.В. Бессонова  звучит как глубоко  личная :  детство 40-х годов, гибель отца, послевоенные будни.
Многие стихотворения  В.В. Бессонова посвящены  неповторимой русской природе, в общении с которой он находит ответы на многие вопросы.
Слова, обращенные к  женщине, подкупают своей  теплотой, нежностью, заботой. Любимой женщине дарит поэт самые трепетные, самые трогательные слова :
«Улыбнись, любимая, озари,
Голоском ручейным зазвени.
Я простой парнишечка из села
Сердце забрала мое ты одна.
Выгляни, хорошая. Взглядом озари,
Я прожду под окнами до зари».
Депутат Государственной Думы РФ Валерий Гальченко так написал о творчестве В.В. Бессонова : « …Мне  импонировала его гражданская позиция…. Его стихи  совершенно четко ориентируют читателя на общечеловеческие ценности, над которыми не властно время…Стихи простого человека о важном, о пережитом, но не забытом, мне показались очень искренними, поэтому они нужны людям».


 

 

 

 

Баранов А.Г.

Баранов Алексей Григорьевич (1844-24.07.1911), педагог, географ, организатор народного образования в Московской губернии и в России. 

Родился в 1844 году в деревне Спас-Коркодино, Клинского уезда Московской губернии. Его родители Григорий Баранов и Анна Ермолаева принадлежали к числу крепостных дворовых людей владельца села Спасское С. П. Фонвизина. Действительный статский советник Сергей Павлович Фонвизин увлекался литературой, написал несколько театральных пьес. Он занимал ряд общественных должностей, был предводителем дворянства, гласным земского собрания.
В 1858 году крепостной мальчик Алексей Баранов достался по разделу дочери Фонвизина Наталье Сергеевне, бывшей в замужестве за Д.С. Ржевским. Алексей, одаренный мальчик, самоучкой выучился читать. Видя успехи мальчика, Наталья Сергеевна решила помочь ему поступить учиться. Осенью 1858 года он сдал экзамены в Тверскую гимназию. А вскоре Ржевская освободили мальчика от крепостной зависимости специальным актом. В гимназии Баранов был лучшим учеником. По окончании выпускных экзаменов был награжден золотой медалью.
В 1864 году  Баранов стал студентов физико-математического отделения Московского университета. За хорошие знания он пользовался стипендией министерства народного просвещения и окончил курс со званием кандидата. После окончания университета Баранов работал домашним учителем. Затем участвовал в создании первой гимназии в городе Вязьма, где он преподавал географию, математику и физику. Очень быстро он стал опытным педагогом.

В 1875 году А.Г. Баранов был назначен директором учительской семинарии в Торжке Тверской губернии, где он работал до 1885 года – до назначения его на должность инспектора Московского учебного округа.
Наиболее известны его труды: «Книга для чтения (1882), «География Российской империи» (1885).
Автобиография А.Г. Баранова была написана в 1898 году и помещена в «Критико-биографическом словаре русских писателей и учёных» С.А. Венгерова. Литературно-педагогическая деятельность А.Г. Баранова при жизни была высоко оценена. Названия его сочинений точно определяют их содержание: «Добрые семена» - книга для классного и внеклассного чтения в начальных училищах. Учёный Комитет Министерства Народного Просвещения признал эту книгу лучшей из существующих хрестоматий для народных школ, которая стала первой после Букваря книгой для чтения.
За просветительскую деятельность А.Г. Баранов был награждён: орденом Св. Владимира II и III степени, серебряной медалью на Андреевской ленте, орденом Св. Анны I степени, орденом Св. Станислава I степени. Указом Правительствующего Сената от 26 февраля 1896 года он утверждён в дворянское достоинство.

 

Артюхин Ю.П.

Артюхин Юрий Петрович (22.06.1930 – 1998), Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР, уроженец д. Першутино Клинского района. 3 июля 1974 года в космос ушел очередной корабль “Союз-14” с двумя космонавтами на борту. Одного вся страна уже хорошо знала по самым первым космическим полетам — Павел Попович. Другой был новичком — Юрий Артюхин. И у клинчан появилась особая гордость за отечественную космонавтику. Это наш земляк Юрий Петрович Артюхин участвовал в том космическом полете, во время которого была успешно осуществлена стыковка космического корабля «Союз -14» со станцией «Салют - 3». Ю.П. Артюхин родился 22 июня 1930г. в деревне Першутино Клинского района Московской области. В 1950г. окончил военное авиационное училище и был направлен на Дальний Восток, в Забайкальский военный округ, в ту самую авиационную часть и на тот же аэродром, где служил когда-то его отец. Там с новой силой вспыхнула его страсть к авиации, вернее, к полетам. На аэродроме многие знали и то, что здесь служил его отец, погибший на фронте, и то, что авиатехник только по состоянию здоровья не стал летчиком и что по-прежнему бредит небом. Не выдержав, Юрий Артюхин однажды попросил командира эскадрильи Героя Советского Союза Л. Обелева взять его в полет. Впервые в жизни будущий космонавт занял место во второй кабине учебно-тренировочного самолета. Потом второй полет, но уже на месте стрелка-радиста. Ю.П. Артюхин поступил в Военно-воздушную инженерную академию имени Жуковского. Как способного инженера его оставили в одной из научных лабораторий этой же академии на кафедре авиационных приборов и автоматики. В характеристике тех лет есть строки: «отличник учебы, имеет склонность к научной работе». В 1962г. Артюхину предложили поступить в отряд космонавтов. И в январе 1963г. он зачислен в отряд космонавтов. Юрий Петрович попал в группу подготовки полета на Луну. Но после высадки американцев, «лунная программа» была свернута. Одиннадцать лет ждал своего «звездного часа» Артюхин, участвуя в морских экспедициях по управлению космическими полетами. Космический полет, который Ю.П. Артюхин совершил летом 1974г., взбудоражил клинчан. В местной газете публиковались заметки: «Штурм космоса продолжается», «Клинчане поздравляют земляка», «Гордимся подвигом!». Пребывание в космосе продолжалось сравнительно недолго, если сравнить с полетами, совершаемыми космонавтами сегодня. Три недели с 3 по 19 июля шла напряженная работа на борту космического корабля «Союз-14». Юрий Петрович был бортинженером корабля, а командиром был Павел Романович Попович. В то время групповые полеты были не частым явлением. Экипаж корабля произвел стыковку с орбитальной научной станцией «Салют-3». В газетах писали, что программой полета космического корабля «Союз-14» предусматривалось: проведение совместных экспериментов с орбитальной научной станцией «Салют-3»; комплексная проверка бортовых систем корабля «Союз» в различных режимах полета; Позже стало известно, что космонавты на орбитальной станции «Салют-3» выполняли исследования геологических объектов земной поверхности, атмосферных образований и явлений, физических характеристик космического пространства, которые имели большое значение для решения многих проблем науки и техники, проводились испытания конструкции станции, бортовых систем и аппаратуры. Реализуя свой космический опыт, Юрий Петрович Артюхин в 1980г. защитил кандидатскую диссертацию и посвятил дальнейшую жизнь воспитанию научных кадров и подготовке космонавтов. Он является автором книги «Системы управления космических аппаратов стабилизированных вращением». Космонавта Артюхина тепло встречали в Италии и ФРГ, Польше и Румынии, Венгрии и ГДР, Кубе и Канаде. Юрий Петрович был избран вице-президентом общества СССР - Португалия, много занимался общественной деятельностью. Юрий Петрович никогда не забывал свой родной город, он часто приезжал в Клин, навещал мать, которая работала на термометровом заводе, и младшего брата. Он - наладчик электроники, станков с ЧПУ. В 1988г. был награжден орденом «Знак Почета», Юрий Петрович очень гордился своим младшим братом. Сразу после полета Ю.П. Артюхину было присвоено звание почетного гражданина города Клина. Все, кто общались и работали с Юрием Петровичем ценили и уважали его за профессионализм, порядочность и скромность. Он помогал многим, не кичился своей известностью, был предан своему делу. Юрий Петрович скончался в 1998г.

<<>>

НАЦИОНАЛЬНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

НЭБ

ПРЕЗИДЕНТСКАЯ БИБЛИОТЕКА

ПРЕЗИДЕНТСКАЯ БИБЛИОТЕКА

Наши партнеры

ЛитРес

Серп и молот

Полпред

стальные двери Тритон

Косметология

Рекламная компания - Happy Idea

Батутный центр- Клин

Клинский ТИР

Додо Пицца

Библиотеки Клина в соцсетях

Вконтакте Twitter Facebook Instagram mail.ru одноклассники google youtube telegram

Навигация

 

    Ltntr